Цели, задачи и стратегия Монтелиберо

Сыр предложил мне перепостить сюда свои тексты с размышлениями о целях и стратегии движения из моего канала в телеге Огуризм, что я и делаю. Тексты опубликуются в сокращённом и переработанном варианте, так как вообще незнакомой с Монтелиберо публики здесь, в отличие от моего канала, не водится. Приглашаю всех к обсуждению

3 Likes

На своём телеграм-канале Огуризм я опубликовал серию материалов, посвящённых вопросу целей и задач движения Монтелиберо. Тематика материалов от первого к пятому меняется с рефлексии и досужих рассуждений о возможности поставить цели и выработать ведущие к ним стратегии силами децентрализованного сообщества – к рассмотрению готовых инструментов стратегического планирования и кратких выжимок из методических рекомендаций. Кому интересно – можете прочитать эти тексты целиком в телеграфе:

  • Часть первая, в которой я описываю причины, по которым взялся за всё это, а также рассуждаю над проблематикой поиска целей децентрализованным обществом;
  • Часть вторая, в которой я рассуждаю над “невозможностью” открыто декларировать “истинные” цели Монтелиберо;
  • Часть третья целиком посвящена обоснованию необходимости целеполагания и планирования, естественности этих процессов для человека, а также описываю основные “искусства” планирования и поведения: стратегическое, оперативное, тактическое;
  • Часть четвёртая рассматривает существующие сегодня инструменты, помогающие выстроить системы взаимодействия, управления, планирования, обучения, логистики и т.п. (стандарты ИСО), а также рассматриваю язык разметки StratML, позволяющий систематезировать и оформить свой стратегический план в машино- и человекочитаемый документ;
  • Часть пятая представляет собой выжимки из разнообразных методических рекомендаций – статей, программных документов и т.п. – разъясняющих внутренние связи между различными элементами стратегии, плана и т.д.

Часть первая. Предыстория

3-го января чат РП бурлил от срачей, в том числе на тему целей самого Монтелиберо. Мне оппонировали Корб и Эни. Моя позиция состояла в том, что для любого более или менее организованного движения поставленные перед ним цели нужно регулярно пересматривать, потому что время идёт и старые цели становятся неактуальными. Понять это можно на любом личном примере: вот вы запланировали себе к достижению какую-то долгосрочную цель. Для этого вам нужно заодно вообразить себе образ того будущего, в котором вы окажетесь когда цель будет достигнута. Но по мере продвижения вас к цели обстоятельства изменились таким образом, что то будущее, в котором будет реализована ваша цель, уже никогда не наступит, его образ устарел и наиболее вероятным будет уже какое-то другое будущее. Соответственно, под это наиболее вероятное будущее надо корректировать и свои цели.

Применительно к Монтелиберо это выглядит так: когда-то была выбрана Черногория как страна с целым набором положительных факторов и первые поселенцы стали строить Монтелиберо “на земле”. Оставался очень чувствительным вопрос получения гражданства, перспективы которого таяли на глазах вплоть до того, что от самой идеи отказались; затем стали ухудшаться перспективы получения ПМЖ, а в конце 2023-го правительство взялось и за “ожидаемое” вытрясание дополнительных средств из оформивших ВНЖ по фирме. В зависимости от положения на лестнице “турист-ВНЖ-ПМЖ-гражданин” монтелиберцы переоценивали заново степень привлекательности Черногории для проживания. Кто-то по причинам лучших условий ведения бизнеса или поддержки статуса ПМЖ переехал в другие страны. Но ни реакции сообщества, ни даже обсуждения о пересмотре целей движения эти процессы не вызвали. А причина довольно банальна: цели поставлены наиболее “общо” и вне зависимости от меняющихся перспектив они будут одинаково подходить под любые образы будущего – к сожалению, оставаясь такими же невнятными и маловероятными к достижению. Фух, уместил день срача и все аргументы в один абзац. Короче Корб меня тогда некрасиво попытался взять на слабо типа “сделай своё или пиздобол”. Вот, я делаю. А с учётом что у движения никаких ни целей ни стратегического плана не появилось – возникают ответные вопросики.

В итоге на протяжении всей этой дискуссии мне постоянно подсовывали одни и те же публикации что мол и цели у нас есть и средства хороши. А у стратегии есть целый концепт. Давайте я сейчас признаю эти документы за релевантные, потом мы с вами, дорогими читателями, вместе пройдёмся по остальным частям текста, разбираясь с проблематикой, концепциями и инструментами и в самом конце заново рассмотрим эти документы. Как вам план?

Сам ответ по процессу разработки стратегии для “групп лиц по предварительному сговору”, вернее – его содержательное ядро и инструменты – у меня уже был готов в январе, но просто бросить в чат распредправления “ля чё нашёл” я тогда посчитал неуместным без выяснения для себя кое-каких вопросов.

А вопросы были не очень сложные, но лишь на первый взгляд:

  • как определить членство в неформальном движении?
  • как организовать взаимодействие в децентрализованном движении при принципиальном желании сохранить децентрализацию и отсутствие (общей) иерархии?
  • могут ли вообще децентрализованные движения с нечёткой идентификацией членства иметь чёткие цели и внутри себя вырабатывать стратегии развития?
  • и может ли всё это развиваться хоть сколь-нибудь спонтанно, без ежедневных усилий по напоминанию себе зачем мы тут собрались и прочей идеологической накачки? Без управления “на морально-волевых” со старта и до финиша, в общем.

Надо признать, что за процессом разработки материалов последовала трансформация моих взглядов на движение в целом и моё участие в нём в частности. И тем не менее, поставленные мной перед самим собой вопросы никуда не деваются, потому что они лежат в фундаменте [само]организации любого общества и пускай неформально и недекларационно, но ответы на них должны быть даны, иначе все разбредутся по своим углам.

Ещё раз для тех, кто уже начал подозревать меня в дискредитации движения Монтелиберо: нет, я ни в коем смысле не ставлю перед собой такой задачи – я только поделюсь своими рассуждениями и ответом на пресловутый “концепт стратегии”. И таки да, этот текст не отражает моего мнения о движении вообще никак, даже не пытайтесь найти что-нибудь эдакое в нём.

Часть вторая. Общие вопросы

Во введении я перечислил вопросы, которые хотел для себя выяснить перед тем, как приступлю к рассуждению о стратегическом планировании. Все мои рассуждения строились исходя из гипотезы, что общество будет само- или просто организовываться, вооружившись “тремя весёлыми принципами” – “Самопринадлежность”, “НАП” и “Гомстед”

Ремарочка для тех, кого начало бомбить ещё во введении:

Во время обсуждения разнообразных явлений и мероприятий, происходящих и организуемых внутри нашего сообщества, мы часто забываем, что живём свою жизнь, попутно участвуя в большом и неконтролируемом континууме социальных экспериментов и часто очень остро реагируем на критику и неудачи. Это неудивительно – ведь все вкладывают в движение свои силы и ресурсы! И всё же, иногда надо давать себе остыть и вспомнить, что весь мир – грёбаный театр, даже больше – блядский цирк.

Определения для терминов, использованных в тексте:

  • Общество – множество объединённых общими целями и деятельностью людей;
  • Движение – общество, целенаправленно развивающееся в выбранном направлении и/или стремящееся достичь каких-либо целей.

Вопрос: как определить членство в неформальном движении?*

*под неформальностью имею в виду совково-российское определение движения как не имеющего статус зарегистрированного в госорганах или чём-то подобном

Ну, в рамках Монтелиберо это решается несложно: принимаешь Декларацию движения, знакомишься он- или оффлайн с его участниками и, если тебе нравится эта разнообразная тусня – вливаешься окончательно. Физиология организма, психическое состояние, юридический статус и всё такое прочее от этого не меняются. Объявил себя монтелиберцем – ок. Не объявил – ну, ок. Разве что если начнёшь в “режиме мигалки” объявлять себя по несколько раз на дню то участником, то нет – вызовешь подозрения. Но опять же, никаких способов “выписывания” из Монтелиберо нет. Можно обозначить свою принадлежность специально обученным эмодзи, а проверить другого – через общие группы в телеге, списки чатов и тому подобное. Кстати, телега – наша отрада и главная уязвимость.

То же касается и любых объединений людей по культурным, идейным, профессиональным и прочим признакам. Такие общества вполне могут выпускать какие-то внутренние программные документы, иметь свои фонды, кассы взаимопомощи и что угодно ещё – лишь бы не вызывали пристального интереса государства на территории своего обитания. Соответственно и для неформального, “нефиксированного” участника такого движения нет каких-либо ограничений на выход, разве что лично придут доброжелатели и взыщут с “бывшего” непогашенный долг, например.
В обществах с нефиксированным членством вопрос участия/неучастия в нём решается на пересечении интересов самого участника, группы “активистов”, согласных либо нет видеть его в своих рядах, ну и условий окружающей обстановки, в которой происходят события. Может, этот Вася и негодяй, но у нас вокруг ещё больше негодяев, да к тому же Вася из одной с нами культурной среды, а у нас каждая пара рук на счету…
Интересы движений, как писал выше, могут быть самыми разными, как самыми разными могут быть и объединяющие идеи: от околокриминального “понятийного” набора жизненных установок или приверженности определённому стилю жизни и самовыражения до сугубо экономического интереса ведения бизнеса на общей территории, либо вообще нахождения духовного родства по неуловимым для окружающих критериям.

Но опять же – никакой из дизайнов (можно я дальше вместо “внутренней структуры” и “устройства” буду “типа как менеджер” использовать англицизм “дизайн”? Спасибо) и причин формирования подобного движения или общества не налагает принципиальной невозможности на самоопределение его участниками какой-либо преследуемой цели. Собралось общество на основе общности идей → придумало себе цель → двинулось в путь, став движением, например:

  • нам весело в нашей компании, хотим организовать пикник → пошли;
  • мы – общество кондукторов троллейбусов из разных автопарков, мы все друг друга знаем, теперь мы организовались требовать от наших начальств равных условий труда во всех автопарках города;
  • мы – любители напиться пива и послушать местных стендаперов на политические темы и о величии арийской расы, вот тут как раз к нам в Мюнхен заехал один заливистый паренёк…

Естественным ограничением на членство в неформальных движениях является проблема учёта его участников, состоящая из двух задач: фиксации и подтверждения членства. И если в компании завсегдатаев бара или дворовой команде по футболу или тургруппе, да даже в вышедшей с форума в оффлайн тусовочке можно банально всех запомнить через установление социальных связей, то максимальное число таких участников будет невелико – психологи оценивают в 100-130 человек, я могу смело округлить и до шести сотен при должной тренировке навыка и регулярности общения. Но с ростом количества участников пропорционально растёт сложность их учёта и одновременно снижается их вовлечённость в жизнь движения. Поэтому большие сообщества всегда имеют внутреннюю структуру и дробятся на вложенные взаимопересекающиеся множества, складывающиеся вокруг функциональных задач или общих интересов. В эпоху торжества систем связи и передачи данных можно и не вводить “перепись населения” движения – достаточно посмотреть наличие общих групп в телеге, списки чатов и т.п… И тем не менее, существует нечёткая, но ощутимая граница, за которой движение становится более разреженным “сообществом”, а при росте масштаба – субкультурой. Ну показываете вы друг другу “козу” при встрече – и всё на этом, больше общего и нет.

Вопрос: как организовать взаимодействие в децентрализованном движении при принципиальном желании сохранить децентрализацию и отсутствие (общей) иерархии?

Ну, вы поняли. Цели, внутренние критерии и требования для участников выработать можно. Что сложнее – организовать, так скажем, движение движения. И тут, если мы возвращаемся к рассмотрению близких нам децентрализованных (принципиально) и либертарных (очень принципиально) движений, то вопрос организации какого-либо целенаправленного развития куда-нибудь кажется нетривиальной задачей: все вокруг личности, никто никого не главней, все сами себе на уме. Как двигаться?

А вот тут вопросики. Конечно, проще всего взять наш коллективчик – да и поместить по всем правилам тимбилдинга в ситуацию выживания. Необитаемый остров, недружелюбная страна… О! Подводная лодка! Там-то уж точно выживут либо все, либо никто… Но мы же с вами не экстремалы и не садисты, чтобы ставить людей на грань гибели, да к тому же мы задались условием обойтись без общей (в рамках движения в целом) иерархии, а экстремальные ситуации этому не благоволят. Тем более – в обществе людей, только начинающих жить без патерналистской заботы государства.
И вот последнее условие, кстати, является мощным сдерживающим фактором на пути развития либертарного общества. На дворе уже двадцать первый век, государства уже выучили на зубок что давать людям сколь-нибудь большие области самостоятельного принятия решений чревато опасным ростом уровня автономности населения, поэтому сегодня они стремятся везде и всюду прорасти своими щупальцами. Выживать без обращения к государству люди уметь не должны, даже в экстремальных ситуациях! Так что, на мой взгляд, без отработки и усвоения навыков жизни без обращения к государству (в самых разнообразных видах) в более или менее тепличных условиях нельзя пытаться строить анкап-фронтир: после череды неудач сделать всё “по-либертариански” сообщество скатится к условному пирамидально-племенному строю, когда выживают почти все, но – очень плохо. Поэтому использовать внешнюю среду как фактор сплочения следует с величайшей осторожностью. И если Черногория неплохо как фактор “отрабатывает”, то какая-нибудь бюрократизированная Германия или фейлед-стейтный Сомали очень быстро погубили бы движение.

И тем не менее, та часть моей личности, что выучена в местах, где задачи не решаются, а – выполняются, подсказывает: для создания некоего центростремительного, сплочающего давления некоторое противопоставление сообществу окружающей среды очень даже полезно и грех им при случае не воспользоваться.

Рассчитывать на сплочение общества вокруг лидера или ещё какого-либо “совета старейшин” в силу понятных причин мы не будем. Хотя ситуативное лидерство не противоречит не то что анкапу или либертарианству – его принимали даже анархисты всех мастей, принципиально выступавшие против социальной иерархии.

Единой сферы экономической или профессиональной деятельности у общества либертарианцев тоже не предполагается. Поэтому синдикализм нам не подходит.

Организовывать “советы” имеет смысл в условиях повального анархического “первичного бульона”, в котором ещё не зародились достаточно крупные формирования, либо в рамках большого, но слабо организованного общества. Именно это мы наблюдаем на примере Ассоциации Монтелиберо, в которой вполне успешно реализован внутренний орган управления – Совет. Совета же всего Монтелиберо нет и изначально он и не предполагался – оттого и интересно размышлять над децентрализованным и не имеющим иерархии движением. Хотя, поживём-увидим. Ну и главная особенность организации любого совета как органа управления – с его появлением, покуда он один, децентрализация встаёт под вопрос.

Можно построить коммуну, но тогда придётся строже формулировать требования к членству, особенно в части касающейся учёта. Потому что одно дело – живущие в разных городах или пусть даже в разных частях одного города члены движения и совершенно другое – компактно проживающие на одной территории. Со временем любые такие поселения начнут вызывать полицейский интерес и отвязаться от него будет непросто, особенно если люди собрались не просто хиппарствовать или альтернативные семьи у себя за забором строить, а несут с собой свою политическую философию и устраивают в своей анкап-коммуне то фестивали, то ещё какой культпросвет, отучая несмышлёных граждан от государственной сиськи. Кто не знает – Монтелиберо одним из своих юрлиц владеет-таки землёй, всё это называется Монтелиберо-Сити и полако развивается. Но Сити – не коммуна для движения, само движение гораздо сложнее и шире, об этом ещё поговорим.

Артели, кооперативы и прочие синдикаты отпадают по причине своей профессиональной, либо экономической ориентированности. Хотя “Гаражный кооператив “Монтелиберо” ” звучит довольно прикольно. Или “Анкапостроительная артель”.

Ну и вопросы взаимодействия безиерархичных обществ с внешними агентами решаются не то чтобы большим набором способов. Самый канонiчный – это делегаты. Принципиальное отличие делегата от депутата в том, что делегат доносит только позицию выбравшего и направившего его сообщества, никакой самодеятельности. Ну и по окончании своего делегирования он лишается представительских полномочий, возвращаясь к своим повседневным делам. Депутат же выбирается для выполнения конкретной работы, может импровизировать и вообще становится специалистом в вопросорешательной сфере, что создаёт точку кристаллизации страты общественных управленцев и если либертарианству это формально никак не противоречит, то классическому анархистскому подходу – ещё как. Анкап же посередине всего этого с позицией “больше сообществ, хороших и разных”. Лишь бы НАП не хулиганили да частную собственность блюли. Вообще, конечно, надо бы отдельно поразбирать различия в подходах либертарианцев и “европейских” анархистов. Где одним всё ок и пусть работают профессионалы, лишь бы не возникало государства, другим – беда-печаль и вообще, специализация труда приводит к иерархии и властным отношениям.

Чтобы дальше не докучать перечислением примеров и прохладных историй, вот вам ссылка на хорошую старую статью Колина Варда (не забудьте дать скидку на эпоху написания статьи). Из неё вы узнаете главные принципы и минимальный объём способов, которые придумали анархисты прошлого для управления обществами и движениями, принципиально не желающими в иерархию. Принципы (добровольность, функциональность, временность и маленькость), кстати, прошли проверку временем и мы к ним ещё вернёмся.

Что касается коммуникации внутри движения. Одно слово: телега. Есть ещё Вече, есть сайт, вики, вроде ещё ведётся активность в Trello. Ну и всякие там соцсети. В целом, всё кроме большого континуума чатов и каналов разной степени направленности и открытости в телеграме и Вече играет скорее информационную роль, а в этих двух идёт общение, с подавляющим перевесом телеграма. С одной стороны это удобно, с любой другой – уязвимо. Вроде бы никто особо не крамольничает в телеге, но в то же время лавочку могут прикрыть не по нашей вине и всем сразу. Ну да ладно, тема текста ведь не угрозы телеги.

Благодаря современным технологиям связи монтелиберцы не привязаны к какому-то конкретному месту на карте и, если так можно сказать, сообщество участников движения состоит из тех, кто проживает в Черногории (“оффлайнеры”) и гораздо большую часть – участвующих в движении онлайн (“удалёнщики”). Такие возможности и не снились либертариям прошлого, соответственно – здесь наступает уже наш черёд разрабатывать механизмы взаимодействия членов сообщества. Не знаю как там поживают и организуются современные анархо-коммуны и сообщества левого толка, но “рыночники” из Монтелиберо активно внедряют у себя в сообществах всевозможные передовые системы управления ресурсами, финансами, документированием и всем таким прочим. Вот, давеча придумали “блокчейнизацию отношений” – теперь вы можете внести в блокчейн запись о статусе ваших отношений с различными людьми, выстраивая хоть институт репутации, хоть брак при анкапе и много чего ещё. К затее традиционно много вопросов, но в основном – технических.

Надеюсь, я смог вам “на пальцах” показать, что в современных реалиях организовать взаимодействие участников децентрализованного сообщества можно легко и непринуждённо. Потенциальные риски есть, но они: а) очень малы и б) большинство платформ и протоколов связи можно резервировать – было бы желание. Другое дело – пока нет чёткого представления, например, какова может быть максимальная численность общающегося в той же телеге сообщества, без разрыва на группы по интересам или что-то вроде того. Также с ростом численности участников сообщества встаёт вопрос формального закрепления членства, но это пока чисто спекулятивная тема. Вот было бы в Монтелиберо десять тысяч участников – было б о чём говорить, а пока мне доступны лишь умозрительные прикидки. Ну да и не страшно – не диссер пишу.

Я, например, считаю что формализация/фиксация участия не является необходимой до тех пор, пока без неё можно обойтись. А вот члены Ассоциации Монтелиберо считают ровно наоборот – что сперва нужно разработать все институты, механизмы и протоколы для сообщества “на вырост”, а потом уже спокойно и радостно расти.

Вопрос: могут ли вообще децентрализованные движения с нечёткой идентификацией членства иметь чёткие цели и внутри себя вырабатывать стратегии развития?

Ну а почему бы и нет? Главное – разобраться с целеполаганием: если этой цели можно добиться не прибегая к формализации участия, то она обществу подходит. А вот чтобы общество к ней двигалось (напомню: движением называется общество, движущееся к выбранной цели) – нужно прилагать определённые и несколько специфичные усилия.

Так, например, первым делом должен появиться инициатор, а лучше – инициативная группа, которая эту идею новой общей цели будет всячески презентовать тем, кто ещё не. Продавать, если хотите. Педалировать. Носиться с ней, пропагандировать и убеждать. Специфичность работы тут как раз будет заключаться в том, что эти самые либертарии те ещё скептики, всегда себе на уме и у каждого есть альтернативное предложение и план колонизации галактики. А принципиальный отказ от иерархии не позволяет внедрить командно-административную систему управления.

Как показывает практика – в любом сообществе есть ядро наиболее активных участников. Некоторые “вообще, везде и всюду” активисты, некоторые активничают лишь в ограниченном диапазоне тем. Полностью пассивных предлагаю вернуть под опеку государства. И вот когда “активисты” начинают агитировать остальных участников проникнуться и причаститься их высокой идеей и выбрать её целью, главной задачей будет заагитировать “ситуативное ядро” людей, наиболее активных в сообществе в данный момент, остальные потянутся за ними уже довольно легко.

Желаете перенести общение сообщества на новую платформу? Переносите инициативную группу туда, зовите по одному и группами активистов (“да ты только попробуй!”), переносите туда ядро актуальных дискуссий сообщества – и оставшиеся рано или поздно подтянутся. В Монтелиберо, например, есть участники, считающие Телеграм ненадёжной платформой для общения (и я в их числе), но что ты будешь делать – всё сообщество максимально “телегоориентировано”, поэтому бурчим, но терпим.

Есть задачи посложнее и их придётся решать буквально “обходом” каждого участника и персональным разъяснением новой задумки. Так, например, начиналась токеномика Монтелиберо: сперва инициаторы с каждым в личке работали над созданием Stellar-аккаунта, подключением кошелька, покупкой первых токенов… Потом процесс шёл легче и легче и сегодня представить Монтелиберо без “мулек” уже нельзя.

Помимо прочего, реализация далеко не всех задач движения ляжет равномерным грузом на плечи его участников. Даже вернее так: ляжет почти всегда неравномерно, а для некоторых задач так вообще нужно лишь прийти к общему мнению что “да, нам это нужно”, а реализацию возьмут на себя инициаторы. Тут мы вплотную подобрались к теме ситуационного лидерства, а пока приведу примеры из повседневной жизни разной степени масштабности: проведение образовательных мероприятий, организация праздников, конференций и самое масштабное из проведённых на сегодня Монтелиберо мероприятий – MTL-Fest 2023 – начинались как инициатива одного или небольшой группы людей. Определялась нужность цели, формировалась команда организаторов, определялись направления работ и зоны ответственности и – поехали!

Закономерно встанет вопрос о “проблеме безбилетника”, когда кто-то корячится, создавая инфраструктуру для всего сообщества, а кто-то потом ею пользуется, не поучаствовав в строительстве никак. У меня нет универсального ответа, но мой личный такой: кому надо – тот и делает. Активности и инициативности настигают каждого человека, таково наше свойство – проявлять себя через созидание. О допуске к создаваемому остальных надо думать заранее. Я вот эти материалы пишу сугубо из личной заинтересованности разобраться во всём этом. А если кто воспользуется моими “открытиями” – так они не мои: я лишь сократил путь другим людям к источникам знаний. Кроме того, инициация возможно более широкой дискуссии на темы целеполагания и стратегического планирования Монтелиберо тоже входит в круг моих интересов. Так почему же я должен переживать о “безбилетниках”?

Ну и финальный вопрос из вступления: и может ли всё это развиваться хоть сколь-нибудь спонтанно, без ежедневных усилий по напоминанию себе зачем мы тут собрались и прочей идеологической накачки? Без управления “на морально-волевых” со старта и до финиша, в общем.

А вот это вопрос открытый. Полностью “на автопилоте” никакое общество, а уж тем более – движение не существует сколь-нибудь продолжительный срок. Развитие под давлением естественного или искусственного отбора не рассматриваем по причине отсутствия в этом процессе добровольности. Полностью существующие “на ручном управлении” структуры тоже сомнительны, ведь если кому-то надо ежедневно прилагать усилия чтобы только все не разбрелись – есть веские основания заподозрить утрату цели и взаимного интереса участников.

Скорее всего, наше воображаемое сообщество или вполне конкретное Монтелиберо выберут что-то среднее между этими краями спектра: какая-то мера “самотёка”, какая-то частота повторений базовой базы себе и друг другу, чтобы не забыли зачем мы тут все.

Пожалуй, я уже изрядно растянул своё повествование, поэтому пора бы перейти к следующей части.

Цели подразумеваемые и декларируемые

В ходе споров и сверок целей Монтелиберо выяснилось много интересного - что у меня, например, обнаружены ложные воспоминания. Этот вопрос довольно дискуссионный и возможно я действительно помню изначальные цели движения “как-то по-своему”. Но гораздо более интересной выглядит дискуссия вокруг задачи движения, звучащей примерно как “сделать Черногорию либертарианской страной” (слышу отголоски нью-гемпширского FSP). Действительно, в зависимости от формулировки и предвзятости трактовки такая цель может звучать как посягательство на захват власти. Может, но нет. Во-первых, очень странно звучит фраза, в которой одновременно и либертарианцы и захват власти. Ну ладно, допустим, притянем за уши. Чужие люди, значит, приехали в нашу драгоценную и хотят нас всех захватить-поработить - неудивительно,если СМИ будут так освещать события. Но мы ведь можем “не кормить тролля”, просто начав с переформулирования этой цели во что-то менее одиозно звучащее. Слышал вариант “Сделать идеологию либертарианства доминирующей на территории Черногории”, сам предлагал как менее амбициозную “предыдущую” цель: “Добиться, чтобы о либертарианстве как мировоззрении знало большинство жителей Черногории”. Думаю, если удастся реализовать любую из двух последних целей, никакого такого “зохватованея” и не понадобится, всё произойдёт само.

Ещё регулярно при обсуждении каких-либо “внешних” целей Монтелиберо всплывают упоминания, что за ведение политической деятельности иностранцами их карают депортацией, но каким образом в наших собственных глазах либертарианство скатилось до набора политических инструментов - я не понимаю. Есть же масса других потенциальных возможностей для работы с местным населением, ведь главное - соблюдать “три весёлых принципа”. Но вот это ограничение на политическую деятельность отметим и будем держать в уме.

Я не вижу никакой проблемы в заявлении в публичном поле любой “всамделишной” цели любого либертарианского движения вообще и Монтелиберо – в частности. Принципиальный отказ от инициации насилия обуславливает отказ от революционной деятельности и прочих силовых захватов власти. Возвращаясь к Монтелиберо: возможно, мы сами, внутри сообщества смотрим на цель “сделать Черногорию либертарианской страной” смотрим порой через любую другую оптику, кроме либертарианской. Постараться представить, как “клятые этатисты” попытаются трактовать наши заявленные цели до определённой степени полезно, ведь “сделать Черногорию…” можно трактовать весьма произвольно, поэтому формулировка цели требует уточнения. Но слишком углубляться в попытках представить, как можно предвзято исказить и вывернуть любые слова – бессмысленно. Хотя бы потому что у либертарианцев с государствами нет никакого “договора о терминах” чтобы вести дискуссии, поэтому к предвзятым трактовкам надо готовиться, но не отказываться от декларации простых и ясных заявлений о намерениях и целей.

Часть третья. Целеполагание и целедостижение

В общем виде постановка задачи звучит как “нахождение оптимального способа разработки стратегии развития децентрализованного либертарианского движения и входящих в него сообществ”.

Сначала давайте подумаем над решением задач выработки целей и задач для небольшого сообщества и будем наращивать масштаб и вводить новые условия, приближающие нас к реальной ситуации – выработки стратегии для реально существующего движения Монтелиберо.

Семья (нуклеарная) для модели нам не подходит: и участие в ней фиксировано (представил семью с “нечётким членством”, поржал) и до общественного движения “сферическая семья в вакууме” не дотягивает. Нужно какое-то сообщество побольше.

Условная “субкультурная тусовочка” уже может претендовать на то чтобы назваться движением и достигать каких-то выработанных внутри себя целей. Пока участников немного (два-три десятка) им вообще легко и собраться и договориться. Тем более – если они проживают более или менее компактно на одной территории. Вообще отлично, если все участники движения знают, как долго будут двигаться – то есть, какое время спустя или по достижении какой цели движение движения завершится. Например – турпоход: идём туда-то, на такой-то срок, по возвращении все расходятся по своим делам. Или любая другая артельная работа, которая имеет довольно чёткие представления о своих целях и задачах: мы отправляемся туда-то, находим там такую-то работу, распределяем обязанности, сдаём работу, получаем оплату – по домам.
Но децентрализованное движение, такое как Монтелиберо, не ограничивает свои цели турпоходами или заработком на укладке рельс, например. Пожелания участников и их понимание целей движения описываются в разных эпитетах, но тематика у всех схожа: хочется иметь достаточно большое общество, члены которого разделяют либертарианские взгляды на жизнь, могут друг друга достаточно чётко идентифицировать как участников движения, даже если лично не знакомы, имеют общую среду коммуникаций, ведут в кооперации бизнес- и иные проекты. Грубо говоря, людям мечтается выйти из обществ, к которым их безо всякого спроса присовокупили (государства, культуры и т.д.) и построить своё, с токеномикой и самопринадлежностью. И тут перед нами встаёт обратная сторона либертарианского взгляда на жизнь: столь мощные, простые и вообще великолепные идеи позволяют порождать великое разнообразие дизайнов обществ и движений. Называем их КЮ, ЭКЮ или ещё как – можно строить разное и для разных. Но… Выходит, единой цели для столь многофункционального общества придумать нельзя? Или можно, но она будет звучать слишком абстрактно? Или поставить более узкие и чёткие цели, но стремиться достичь их пожелает лишь часть сообщества?

Словом, размышления над такими вопросами сначала привели меня к разбору базовых понятий стратегии, цели, тактики, оперативного управления и т.д. и т.п., а потом вернули с целым ворохом концепций и набором инструментов. Я попытался зайти со стороны корпоративного управления, ведь оно нам подходит. Посудите сами: любая корпорация вырабатывает свои цели и ведёт работу по выстраиванию процессов их достижения. Причём, эти цели, стратегии и прочие дорожные карты регулярно обновляются, сверяясь с изменениями окружающей обстановки и своим положение на пути к цели. И при этом границы корпорации не тверды как стена: ежедневно в неё приходят и уходят сотрудники, подрядчики и прочие участники, что не влияет на достижение целей корпорацией “вообще”. До определённой поры, конечно, но устойчивость развития на протяжении длительного времени как раз-таки говорит о качестве постановки целей и стратегического планирования.
Конечно, большинство современных корпораций и компаний иерархичны, но среди них есть и так называемые “бирюзовые”, ставящие во главу угла самоуправление, самоорганизацию, отсутствие жёсткой иерархии и тому подобные волшебства. Но про этих бирюзовых я может быть сделаю материал в другой раз, а пока приготовимся взяться за разбор понятий и инструментов стратегического планирования.
Так вот. Главное полезное ядро для задач организации децентрализованного движения в применяемых корпоративных инструментах стратегического планирования – “договор о терминах”. Это значит, что как минимум внутри корпорации есть некоторое количество внутренних документов, чётко определяющих, что есть “видение”, что есть “стратегия” и т.п. Таким образом, например, если перед кем-то встаёт задача написать дорожную карту на какой-то объём мероприятий – у него будут чёткие рамки, в которых предстоит работать. Вот тебе набор документации в части, касающейся – и погнал. Равно как и наоборот: если в чью-то светлую голову придёт ещё более светлая идея и план прекрасных мероприятий – то имея на руках этот план и уже имеющиеся документы (хотя бы - вокабуляр что есть что) можно сориентироваться, к каким уровням планирования можно отнести идеи плана, как и с чем сопоставить, куда и где применить. Конечно, я не призываю вкатываться всем движением в корпоративную шизу, она как раз показатель непонимания сути процессов стратегического планирования и – как следствие – скатывание в карго-культ и прочее безблагодатное идолопоклонничество. Здесь я вам предлагаю рассмотреть сами понятия и инструменты, а уж компетентность их применения будет зависеть от конкретных людей и здесь уже появляется самый что ни на есть личный интерес у всех участников движения доверить стратегическое планирование надёжным людям.

Уровни планирования

Опыт жизни многих поколений людей говорит нам довольно очевидную вещь: для реагирования на ежедневно возникающие типовые жизненные ситуации человеку нужен один набор “поведенческих паттернов”, для среднесрочного уже гораздо более другой, а для долгосрочного – и вовсе скорее набор убеждений, чем способов поведения. Почему так? А потому. Потому что таково свойство нашего мышления, развивавшегося в условиях постоянного наблюдения за вложенными друг в друга циклами жизни: суточным, сезонным, годовым; детство, юность, зрелость, старость и т.п. Не берусь утверждать, но наверняка сознательная рефлексия над циклами бытия началась после т.н. Неолитической революции, когда человечество привязало себя к заботе о выращивании еды, где первоочередным условием максимизации пользы является соблюдение и синхронизация циклов севооборота и сезонности климата. Наверное, до этого людям было гораздо легче жить, не ломая голову, а просто “следуя природе” и любое прогнозирование и планирование обходилось без мучительных раздумий на тему “где ж мы так накосячили?” – достаточно было подстраивать своё поведение под соответствующие циклы. Но вот с наступлением нового уклада жизни, когда умный человек решил сам растить глупую пшеницу, пришлось начать соображать и за себя и за свой огород, потому что растения безмозглые и всякий раз норовят коварно подставить царя природы, вероломно подохнув у него на глазах.

Видимо, экстраполяция наблюдений за своими огородами и рефлексии над этим привела людей к идее, что можно планировать и поведение всего общества, ставить какие-то долгосрочные цели и достигать их. Причём, для достижения долгосрочной цели нужны такие инструменты планирования, чтобы их применение не было “завязано” на конкретных людях, ведь слепо надеяться что “Вася приведёт нас к успеху” очень опрометчиво, так как любой каждый Вася подвержен всем тем же напастям в виде болезней и несчастных случаев, что и любой другой человек, а чем продолжительнее процесс ведения Васей его племени к успеху – тем больше накапливается вероятность фатального случая, в результате которого Вася утратит способности вождя и оставит племя посреди никогде… Значит, нужно выработать некий Путь Племени, которому уже будет следовать вождь Вася, а в случае его драматичного схода со сцены и смены на Петю произойдут лишь мелкие административные перемены, но Путь – с Путём будет всё путём. Ну и да, по-хорошему и Васю надо получше беречь, вождь довольно ценный кадр всё-таки: следовать Пути это вам, знаете ли, не в грядках лузой к небу ковыряться, этому каждого можно легко и быстро обучить, но если Вася будет и в грядках и на охоте и со скотиной, а ещё и о Пути заботиться – не ровён час что надорвётся, либо сгинет в пучине бытовых опасностей, так на вас вождей не напасёшься.

Эта моя грубая описательная модель создана лишь с одной целью – проиллюстрировать разницу между поведенческими практиками кратко- и долгосрочного планирования. Повседневные практики относятся, очевидно, к краткосрочным и для каждого члена общества существует индивидуальный набор вполне конкретных практик, сочетающий в себе общеупотребимые, “стандартные” для всего общества (почистил зубы – погладь кота), так и индивидуальные, а может даже и уникальные. И занятие планированием ежедневных мероприятий довольно легко и состоит в основном из комбинирования стандартных ежедневных практик и распределения их по оси времени: очевидно что не выйдет позавтракать раньше обеда, а вот над вопросом съездить в магазин сегодня или завтра, до или после обеда – уже надо немного, но подумать. Причём, мысленно мы оперируем очень конкретными действиями, даже если планируем, например, что завтра с 9:30 до 11:00 будем переживать экзистенциальный ужас – всё равно у нас есть довольно чёткие временные рамки и хотя бы примерное описание мероприятия. Такое краткосрочное планирование своего поведения и достижения краткосрочных целей называется относится к тактическому планированию, или – кратко – тактике. Все умеют в той или иной степени подробно строить планы на день, на три, на неделю. Кто-то держит в уме все мероприятия дня подробно, кому-то достаточно сделать одно-два главных мероприятия, а под остальное можно подстроиться, но главная черта тактики остаётся неизменной: это набор предельно конкретных способов (инструментов) реагирования на возникающие ситуации с конкретными ожидаемыми результатами. Пошёл дождь – ушёл с грядок; масло съел – день прошёл; выпил кофе – пошёл на горшок и т.п. Простая цель – простое поведение – высоковероятный результат. В наборе тактических инструментов не закрепляются практики, приводящие к неожиданным или неконтролируемым результатам. Кто пробовал коктейль “Смешарики” и натерпелся после него приключений – тот не станет включать его в свой набор тактик поведения на вечеринке.

Но что делать, когда перед конкретным Васей встаёт важный жизненный вопрос: куда податься? Пойти в айти или в юристы? Или не тратить время на учёбу, а сразу идти работать автослесарем? Если вам больше 18 – вы наверняка уже не по разу решали такие вот задачи по поиску и выбору жизненной цели. Так мы сразу, без прелюдий выходим на уровень стратегического планирования: когда цель далека и довольно абстрактна, а инструменты по её достижению похожи на свод правил “движения по жизни” и план-график мероприятий, как говорят в авиации – ППМ: поворотный пункт маршрута. На примере Васи перед ним стоит задача выбора цели и максимально подробного её формулирования (свой автосервис, дача в Бронницах, семья и четверо детей) – тогда быстро будет выявлен набор путей, ведущих к ней, либо выбор пути из массы доступных вариантов, в достаточной мере обеспечивающих достижение нечётко сформулированной цели (“беспечная жизнь, безбедная старость” – с разной степенью риска к этому приводит великое множество путей, от криминала до карьеры артиста).

Но ведь между ежедневными задачами и достижением жизненных целей есть масса мероприятий разной степени важности, которые не поддаются планированию и достижению инструментами тактики, потому что подразумевают несколько вариантов позитивных и негативных исходов, но и не заслуживают чести быть названными стратегическими целями, так как для их достижения не надо прилагать усилия разрабатывать какие-то ценностные ориентиры, жизненные правила или что-то подобное. Просто нужно держаться средне-абстрактной линии поведения (дотянуть до получки) и по достижении цели выполнить ряд довольно простых мероприятий (отложить 10% в копилку и купить штаны), после чего цикл повторяется. Или, пусть его, поставить цели на год – это что, достойно стратегической цели? В общем, между масштабами стратегического и тактического планирования стоит оперативное, “оператика”, среднесрочное планирование. Здесь цели абстрактнее тактических, инструменты гибче, поля возможных исходов ширше, а масштабы – всё же меньше, чем у стратегии. И на таких вот средних масштабах плохо работают применённые “в чистом виде” инструменты тактики или стратегии, но самое главное – масштабы оперативного планирования занимают объём от нижней границы “дожить до получки” до эйчаровских “кем вы видите себя через n лет?”, то есть максимальный интервал на линии времени, если мысленно представить себе жизнь как план-график мероприятий.

Поднимаясь на уровень планирования от одного-единственного Васи к обществу, решившему стать движением, да ещё и на условиях децентрализации и соблюдения НАП, пропорционально растёт и сложность любого планирования, но основные этапы и поднимаемые вопросы в сущности не меняются. С основными категориями планирования мы разобрались, теперь настаёт пора порассуждать о них конкретнее. И начнём мы сразу с главного.

Проблематика поиска и выбора цели

Переходим от модельных вась к модельным обществам и там, где у меня есть идеи – буду приводить пример на Монтелиберо. И начнём мы с выбора цели для движения к ней, потому что в зависимости от цели будет строиться стратегия её достижения. Поехали.
Из каждого своего текущего положения общество может достичь какой-то определённый набор результатов. Определённость этого набора определяется определёнными ограничениями, накладывающимися на жизнь общества, то есть – обстоятельствами. Например, все участники Монтелиберо (при должном желании) могут договориться о проведении всеобщего опенколла, но вот быстро, решительно собраться на вече в Черногории – увы, нет: обстоятельства не позволяют. Другие ограничения – это те, которые мы на себя как на общество добровольно наложили, чтобы оставаться либертарианцами: да-да, те самые “три весёлых принципа”. Децентрализация и отсутствие административной иерархии не так уж и важны для соответствия этим принципам, но я сквозь весь текст веду их как необходимые “бай дизайн” характеристики модельного общества. Например, организация митинга с нанесением ущерба частной собственности не является целью Монтелиберо, так как противоречит НАПчику (если только не “они первые начали”). Таким образом, мы сопоставляем внешние и внутренние ограничения своих возможностей как условия своего текущего положения и начинаем прогнозировать достижимые из него результаты разнообразных действий. “Чё б такого сделать?” – вот это оно.
Найденное множество достижимых результатов на самом деле тоже будет неполным, так как всегда существует ошибка оценки своего текущего положения, непогрешимых у нас нет, поэтому часть результатов будет либо нам не видна в случае недооценки, либо недостижима при переоценке своих возможностей. Минимизация же ошибки оценки это важная часть организации любого планирования, поиска или выбора (ловлю флешбеки по решению всяких радиолокационных задачек по критерию Неймана-Пирсона).
По окончании процесса нахождения (вычисления) множества достижимых результатов производится выбор тех из них, что будут впоследствии удостоены называться целями. Здесь опять же можно прокрастинировать, читая груды теории и таким образом уклоняясь от ответственности за выбор, но всё равно как-то да надо цели выбирать. В случае модельного общества такой выбор производится на любой совещательной сессии – от ежедневных “планёрок” до Стратегических Ассамблей и прочего чего угодно.

Как человек, восемь лет жизни проведший с тремя ежедневными совещаниями, еженедельными собраниями, ежеквартальными комиссиями и оргпериодами дважды в год, ответственно заявляю: чем сложнее конструкция петли обратной связи “запланировал → сделал → проанализировал” – тем быстрее она загниёт, но ничего исправить будет нельзя, потому что “всё уже запущено” (и запущенно)

Эта моя ремарочка служит подводом к итогам раздела: да, цели нужно выбирать, а по результатам – так или иначе нести ответственность за выбор. Но самое ироничное в жизни то, что и за отказ от ответственности выбирать тоже приходится нести какую-либо ответственность. Поэтому процесс выбора цели должен быть насколько возможно точным и насколько возможно быстрым, ведь затягивание процесса выбора приведёт к пропуску возможности достижения цели: время-то идёт. Из-за этого сложность выбора тактических целей поднимается на один уровень с оперативными и стратегическими: нужно найти пусть простое решение, но в условиях быстро меняющейся обстановки, пока цель ещё достижима. Выбор же оперативных и стратегических целей проходит гораздо менее интенсивно, но сами действия по целедостижению гораздо более сложны.

Проблема выбора и принятия решений

Не имею ни малейшего понятия куда бы ещё втиснуть этот раздел (мысленно он мне видится “сбоку” от основной линии повествования, но связанным с любым другим разделом), поэтому помещу его сюда. Как и с любым управленческим термином или процессом, для “выбора” и “решения” есть огромное количество определений и типа-объяснений, миллионы статей и книжек с видео, но сущность этих явлений часто ускользает от многих авторов такого рода материалов по бизнес-планированию и прочему коучингу по тренингам.

Так вот, сперва рассмотрим проблему выбора (как процесса). Выбираем мы, понятное дело, всё подряд и чуть ли не ежесекундно. Даже при наличии всего одного (казалось бы) варианта у нас есть два выбора: выбрать предложенное и попытаться уклониться от безальтернативного выбора. Но это ещё цветочки. Выборы вариантов и последствия этих выборов складываются в цепочки причинно-следственных связей, которые с течением времени становятся всё длиннее и длиннее (если мы их сознательно не прерываем), их последствия накапливаются и этот процесс накопления обладает кумулятивным эффектом – это когда в какой-нибудь области накопилось столько проблем, что “Наташа, вставай, мы всё уронили”. И самая-то беда в том, что таким вот свойством самопроизвольного накопления обладают только негативные, либо нейтральные события, но не благоприятные. Причина этого проста: изо всех возможных для каждого из нас вариантов развития событий благоприятными является лишь очень и очень ограниченное множество. Остальные являются либо нейтральными, либо негативными. Для будущего хоккеиста мальчика Васи благоприятным событием, которое нужно выбрать, является, например, возможность потренироваться у тренера высшей квалификации, а вот выбор цвета одежды, в которой он будет добираться до тренировки, никак на неё не повлияет и последствия у этого выбора будут нейтральными. Но вот если он не возьмёт с собой какой-либо элемент экипировки будет иметь негативные последствия, пусть даже наш Вася банально неосознанно забыл (забил) проверить сумку – можно описать что это был его не-выбор.

И кстати, вот та самая карма, про которую любят трындеть, ничего не понимая, высокодуховные личности, именно что является проявлением закона причинно-следственной связи и эффекта самопроизвольного накопления негативных и нейтральных последствий сделанных выборов. И вся эта “осознанность”, удрюканная я-у-мамы-коучами, является единственной стратегией, которая позволяет накапливать “благую” карму, то есть – выбирать те действия, от которых ожидается либо гарантирован положительный эффект. Эти эффекты копятся очень медленно в силу описанных выше причин и кумулятивного эффекта от них можно и не дождаться. Зато дождёшься – станешь буддой! Ну да хватит о духовном.

С проблемой выбора, надеюсь, всё понятно. Время идёт, события происходят невзирая на наши желания, последствия накапливаются и нам только и остаётся что либо постоянно быть начеку и вылавливать благоприятные варианты, либо спустить всё на самотёк. На практике, можно заметить, мы все находимся где-то в промежутке между этими краями спектра. Теперь о решениях.

Решение тоже является абсолютно каждому из нас знакомым действием. Решить ничего не решать – тоже решение, ага. Но сейчас не об этом, а о двух главных типах любых решений, вне зависимости от масштаба и сферы деятельности: решения делятся на решения ориентирования (навигации, поиска и т.п.) и решения действия. В некоторой литературе решения действия называются “решения дисциплины”, что в целом даже качественнее описывает сущность данного типа решений: придерживаться выбранного поведения. Можете проверить на себе, поставив эксперимент по самонаблюдению за своими ежедневными и даже глобальными решениями – все они будут относиться либо к категории “Надо разобраться”, либо к “Надо что-то делать”. Я заостряю внимание на этих сущностных особенностях действий выбора и решения специально, потому что при разработке стратегии возникнет много точек принятия решений и хорошо было бы понимать, решение какого типа нужно выбрать в каждой из них.

Вѝдение

Ну и ещё одним важным понятием, заезженным инфоцыганами, является видение. Без понимания значения этого термина из теории менеджмента и прочего планирования будет тяжело начинать целеориентирование, целеполагание, принятие решений и разработку стратегии. Видение лучше всего описывается (где – расскажу в последней части материала) как эмоциональное описание желаемой картины будущего. Мальчик Вася видит себя звездой КХЛ с традиционно выбитой “калиткой” передних зубов, радостно дающим интервью журналистке после победной игры (“Фпорт это зызнь!”, говорит ей Вася), а Монтелиберо же видит Черногорию либертарианской страной, в которой каждая општина стала своей собственной контрактной юрисдикцией, правительство исполняет только свои минархистские функции и каждый желающий может выбрать по себе куда ему податься: в деревню анкомов в Цетинье, к агористам в контрабандистский Бар, к тру-олдскул анкапам в Будву, в шелтер беглых олигархов в Херцег-Нови, в заповедник социалистов на границе с Сербией (бананами покормить) и так далее. Представили себе такую картину или какую-то свою? Ощутили эмоциональный “посыл” желаемого образа будущего? Вот это и есть оно – видение. Довольно абстрактное, но эмоционально заряженное описание того места, в которое мы желаем прийти. Как только мы (Монтелиберо) сформулируем видение нашего будущего – можно будет запускать все процессы стратегического планирования: анализировать доступные варианты развития событий, выбирать из них кратко-, средне- и долгосрочные цели, разрабатывать (в идеале – вычислять) стратегии по их достижению, набор тактик на разнообразные ситуации и так далее и тому подобное. В общем, без видения нам никак.

Стратегия

Стратегию описывают либо как план по достижению долгосрочной цели (в военном контексте), либо как комплекс мероприятий по… (бизнес), либо как “полный план действий во всевозможных ситуациях” (теория игр). Как видим, описания довольно-таки разнятся, но если постараться развернуть каждое из описаний, то в сущность каждого из них всё равно будет сведена к тому, что стратегия (равно как и тактика и оператика) целенаправленное поведение. Не план, не рисунок плана, не какой-либо ещё документ, а именно – поведение. Документы же являются вспомогательными описаниями, разъясняющими в какое время и как себя вести. Но сами по себе они ничего не делают, какая бы хорошая стратегия не была в них расписана – без реализации в физическом мире информация, в них содержащаяся, бесполезна. Стратегия вообще может не иметь документальной фиксации: наверняка никому из родителей, отдающих своих детей в спортивную секцию и в голову не приходит выкатывать документ вроде “Стратегия превращения Васи в хоккеиста”. Нет конечно: Васе достаточно иметь цель (выбранную самостоятельно или кем-либо внушённую), а набор правил по осуществлению стратегии становления хоккеистом сформируется практически сам собой. Помимо регулярных тренировок, например, Васе придётся выбирать из множества жизненных возможностей те, что будут благоприятствовать достижению его цели и отказываться от тех, что будут явно мешать. Эти решения по сути будут стратегическими, но никакая фиксация их в виде плана или иного документа не обязательна.

Стратегии, как ни странно, тоже делятся на два сущностных класса: стратегии развития и стратегии сохранения (пребывания). Это отнюдь не значит что, например, следующее своей стратегии общество будет бинарно туда-сюда переключаться – сегодня сохраняемся, завтра развиваемся – наоборот, главной задачей разработки “общей” стратегии является нахождение комбинаций этих двух типов стратегий для каждого аспекта жизни общества. Например, нашему обществу необходимо расшириться насколько возможно, не утратив своих традиционных ценностей главных характеристик: децентрализация и “три весёлых принципа”. Тогда в аспекте вовлечения новых членов общество выбирает набор стратегических решений, направленных на поиск, первоначальный отбор и внедрение новичков (развитие), а в аспекте следования либертарианским принципам – окончательную индоктринацию перспективных и избавление от неисправимых (сохранение). Если обратиться к моей самоцитате из первой части текста, то для описываемой мной ситуации (резкого ухудшения условий получения иностранцами ВНЖ в Черногории, усложнение получения ПМЖ и практически полная невозможность получения гражданства) движению Монтелиберо по-хорошему надо было бы инициировать внутри себя проведение целого комплекса мероприятий по переобуванию в новую стратегию, потому что и прошлое видение и прошлая стратегии опирались на образ Черногории как страны со слабым государственным аппаратом и явно ошибались в оценках желания этого госаппарата навести шороху, интенсифицировав процесс тяги к стремлениям вступить уже когда-нибудь в ЕС, поиграть на популизме и всё такое прочее. Этапы этого комплекса мероприятий могли бы выглядеть следующим образом:

  • в “пожарном” режиме поиск объяснений что происходит и как с этим жить (сделано);
  • поиск местных юристов для организации консультирования с целью выбора оптимальной стратегии получения ВНЖ теми, кто ещё не (сделано, но в очень локальном масштабе);
  • параллельно с этим: пересмотр или корректировка видения для этого случая означала бы отказ от фантазий на тему “получим гражданство, начнём влиять на политику как в FSP (возможно, это у меня опять ложная память из 2020-го ложно помнит такие фантастические образы);
  • принятие решения об изменении стратегии развития движения на стратегию пребывания для оффлайнеров (сохранение численности проживающих в Черногории монтелиберцев) и стратегию развития – для онлайнеров (привлечение новых участников и поиск альтернативы Черногории на случай роста этатистской опасности).

Вот крупными мазками четыре направления мероприятий: два тактических и два стратегических. По мере разработки стратегических решений и получения ответов на тактические вопросы наступил этап разработки планов оперативных действий, в которых были бы прописаны алгоритмы плавного (либо быстрого, решительного, но не хаотичного) перехода к другим стратегиям по принципу “если, то”. Например: “Если Черногория таки начнёт процесс вхождения в ЕС, то: а), б), в)… А ещё нам нужна стратегия на этот случай”. Если война, то. Если угроза депортации, то. Ну и т.д.

На самом деле, в нарисованной мной картине нет ничего идеалистического. Все эти мероприятия можно организовать достаточно легко, но – если в движении будет осознан этот запрос. На данный же момент вопрос “как жить ету жизнь в монтелибере?” интересует каждого, но лишь очень ограниченное число участников движения всерьёз задумывается что пора бы уже что-то делать.

Конечно было бы несправедливо проигнорировать попытки, например, Ассоциации Монтелиберо разработать стратегию пусть не для всего движения, но хотя бы для себя. Ну и если не стратегию, то хотя бы годовой план. У движения “вообще” и этого нет.

Оперативное управление / оперативная деятельность

Я уже в тексте выше раскрыл суть оператики, но всё же ещё раз о ней напишу. Оперативную деятельность принято обычно рассматривать как “большую тактику” или “малую стратегию”, тем самым подразумевая иерархичность взаимоотношений паттернов поведения по достижению целей. Но на самом деле вся эта троица является независимыми друг от друга видами деятельности. Грубо говоря – они даже не родственники! Для реализации оптимальной тактики в любой ситуации совершенно необязательно знать всю стратегию – зачем забивать голову дальними проблемами, когда надо реагировать здесь и сейчас? Непонятно. Зато вот если б вы подсобили сформулировать и наладить поток входящих задач, то мы бы тут на тактическом уровне полностью сами бы и разобрались, как их наилучшим образом решить с учётом текущих обстоятельств. Так же и на стратегическом уровне нет повода задумываться о реализации тактических мероприятий: зачем распыляться и тратить драгоценный мыслительный (и вычислительный) ресурс на какие-то суетные проблемы вместо вглядывания в “туман войны”? Да и нет у стратегических решений того уровня конкретики, который нужен тактикам.

И вот на сцену выходит оно – оперативное искусство. Очевидно, искусством назвали его не зря, потому что оперативные действия реализуются в области максимальной турбулентности, когда одновременно высока неопределённость ситуации, но при этом из этой неопределённости постоянно валятся неожиданные задачи, которые ещё надо придумать как решать. “Волк ловит яйца”, не иначе. И вот пока стратеги хмуро всматриваются в даль, пытаясь уловить предначертания, а тактики щёлкают бытовые задачки, оперативники носятся вместе с ураганом событий, решая задачи по соблюдению стратегии и “разруливая” ситуации так, чтобы решение тактических задач шло по накатанной, как хорошо отлаженный технологический процесс. Недаром у всех силовых служб есть разнообразные оперативные управления, в которых носят туда-сюда службу оперативные уполномоченные – основная функция этих подразделений заключается именно в работе “главным передаточным звеном и дежурной жопой”.

Считаю, что такого образного описания сути оперативной деятельности достаточно на этапе рассказа о формах планирования. Сейчас кратко пробежимся по тактике и закончим эту часть текста, а уже в следующей мы рассмотрим интересные документы.

Тактика

Вот любя говорящие головы с Ютуба говорить, мол “Путин – хороший тактик, но плохой стратег”. Надеюсь, изо всего текста выше видно, что этот конкретный человек – оперативник по сути. Выкинуть какой-нибудь фортель, подождать некоторое время результатов и вне зависимости от удачности исхода задним числом объявить это “многоходовочкой” – это и есть оперативное искусство. Говорящие головы не знают, знающие – не говорят.

Тактика же, повторюсь – это поведение, направленное на решение самых краткосрочных задач – от мгновенных до тех сроков, на которых применение типовых решений ещё даёт гарантированный результат. Когда же результат становится вероятностным, а окружающие условия становится необходимо подгонять под благополучные это уже оперативка, унесите, не заказывали. Хорошая тактика – это производственный процесс по обработке входящих задач с применением типовых методов и достижением оптимальных (а лучше – наилучших) результатов. Всё.

Если перевести военный взгляд на тактику на человечий язык, то тактический уровень управления – это тот, где ты можешь самостоятельно решать возникающие задачи, либо во взаимодействии с такими же счастливчиками или бедолагами. Когда уровень неопределённости растёт настолько, что вы уже вынуждены делиться на тех, кто угадывает будущее, кто придумывает варианты решания и кто уже непосредственно решает – всё, вы вышли на “оперативный простор”, с чем вас и поздравляю.

Многократное повторение тактических действий “ПРЕС КАЧАТ, БЕГИТ, АНЖУМАННЯ…” не превратит их в стратегию. Но стратегическим был выбор заниматься физкультурой для достижения цели – хорошей физической кондиции. А согласование графика тренировок с учёбоработодрузьями как раз лежит на оперативном уровне. Все при деле и все счастливы.

Часть четвёртая. Инструменты стратегического планирования

На сегодняшний день существует множество локальных и международных стандартов разработки чего бы то ни было, рассматривать их все – никакого свободного времени не хватит. Предлагаю вам самостоятельно побороздить просторы интернетов и почитать что пишут на тему “стратегическое планирование” на разных сайтах. Скажу сразу: там столько воды, что вам грозят отёки. Но в то же время проблема понимания таких сильно концептуализированных и абстрактных вещей как процессы управления и тому подобной деятельности состоит в том, что в концентрированном виде это зачастую нечитабельно. Поэтому терпим и фильтруем.

В то же время, существует вполне обоснованное мнение – и я его разделяю – на грани теории заговора (но заговора там нет, атвичаю), что лучшие практики управления раскрывать никто не хочет, зато очень хочет знать чужие, поэтому для отвлечения внимания конкурентов выгодно пустить их по ложному следу или ещё каким образом затруднить получение ценной информации. А чем ценны готовые технологии стратегического планирования, я думаю, дополнительно разъяснять не надо. И тем не менее, достаточный объём качественной информации нигде не спрятан, лежит в открытом доступе – надо только его поискать и найти. Короче, перехожу к той самой найденной в открытом доступе информации, чтоб вас не томить.

Стандарты ISO

Международная организация по стандартизации разрабатывает и выпускает стандарты на всё что угодно, кроме электротехники и электроники. Цели организации лежат в области улучшения условий международной торговли и научно-технического сотрудничества. Дело понятное: в каждой избушке свои погремушки и если жители избушек захотят обмениваться погремушками, то хорошо бы чтобы кто-нибудь облегчил им задачу, введя стандарты на производство, эксплуатацию и прочий жизненный цикл погремушек. Героическая работа, если подумать (вспоминается ойтишный анекдот про несовместимые стандарты). Ну да ладно, ближе к делу.

Так вот, среди разработанных ИСО стандартов есть целый ряд, касающийся управленческой деятельности. Главное семейство среди них – ISO9000, разработка которого началась в ходе попыток решить проблему логистики товаров и услуг в случае военного конфликта с СССР в Европе. Тридцать два года пути – и вот, после череды заседаний и согласований со сверкой своих собственных наработок “избушки” приняли международный стандарт, самая актуальная версия которого на данный момент – ISO9000:2015

Стандарт 9000 относится к стандартам систем менеджмента качества. Да, звучит коряво, но если почитать документ, то станет ясно, что он содержит самые универсальные и максимально обобщённые рекомендации по наладке СМК, чем бы вы не управляли – от цеха литературных негров до “Пятёрочки”. В документе описываются применяемые термины и их значение, функционал должностных лиц и названия этапов управления процессами или проектами – буквально всё что нужно чтобы можно было сопоставить хелпера с грузчиком, а тимлида – с руководителем проекта или кто там ещё может быть. То есть, стандарт описывает какие элементы нужны некоей организации чтобы:

  • построить функционирующую систему, настроенную на достижение поставленных целей;
  • определить потребный состав управленцев и задействованных в производственном процессе лиц;
  • и получить/разработать инструменты оценки качества (самая метафизическая штука в стандарте).

Хочу отметить, что само понятие качества в стандарте описывается… не очень качественно. Но во имя обобщения и стандартизации авторы, видимо, выбрали именно такое понятие. Для отчаянных рекомендую прочитать/прослушать роман “Дзен и искусство ухода за мотоциклом”. Если вы не любитель специфической прозы США 60-х то примите мои соболезнования: понимаю, вам будет нудно, но в этой книге очень дотошно разобрано понятие “качества” и, кстати, опасные ловушки “научного” метода.

Применительно к нашей Монтелибере же хочу поделиться такими соображениями. пробежавшись по стандарту можно попытаться ответить на вопросы:

  • что из описываемых элементов СМК можно применить в движении, стараясь сохранить децентрализацию?
  • на что направлена (или ориентирована главным образом) деятельность движения и организаций внутри него? Какой “продукт” деятельности движения можно обозначить как главный?
  • кто является потребителями продукта движения, а кто – производителями? Участники сами строят своё счастье и любовь (ТНТ, скинь косарик!) или некая организация внутри движения возьмётся за счастьепроизводство и любведобычу?
  • лидерство: ситуационное “под проект”, либо формально-должностное (представил “Начальника отдела Анархистской идеологии”, проиграл)?
  • взаимодействие: как решить проблему непропорционального рассредоточения участников движения “онлайн” и “оффлайн”?
  • процессинг: можно ли рассмотреть функционирование движения как континуум производственных процессов и если да, то что из рекомендаций стандарта можно применить?
  • Принятие решений, основанное на свидетельствах (как звучит, а?);
  • Менеджмент взаимодействий;

Ну и т.д. по тексту, дальше сами. В документе даны ссылки на другие стандарты семейства, все их рассматривать не стану, но на некоторые стоит обратить внимание:

  • ИСО 9004 “Руководство по достижению устойчивого успеха организации”, который (цитата) “содержит руководство для организаций по достижению устойчивого успеха в сложной, взыскательной и постоянно меняющейся среде в соответствии с принципами менеджмента качества, приведенными в ИСО 9000:2015”. Зуб даю, после изучения документа останется только взять папочку в руки да сделать щи посерьёзнее и можно идти инспектировать всё подряд, либо поупражняться в жестикуляции и идти в бизнес-коучи. Следом за ним гляньте ИСО 10015;
  • ИСО 10000-й серии, “технологии поддержки”, которые научат вас строить суды при анкапе (10002-10003, о работе с претензиями внутри и снаружи организации), разрабатывать счастьеметр (10004, об измерении удовлетворённости потребителя), вести документирование СМК (ISO/TR 10013) и многое другое, что я, возможно, не оценил как полезное;
  • ну и ИСО 14000-й серии для тех кто хочет быть в эко-тренде, тем паче что в декларации участия 4-й пункт об этом прямо говорит.

На случай если вы зачитались и утратили правый путь во тьме долины: смыслом существования Монтелиберо не является соответствие высоким стандартам ИСО, либо создание “общества-корпорации” (хотя почему бы и нет, кто знает?), но изучение стандартов и руководств по управлению и стратегическому планированию позволяет всем нам, сразу и надолго, выбрать либо выработать общеупотребимый словарь терминов, которыми мы будем описывать и цели движения и свои предложения к движению и вести дискуссии по самым разнообразным темам. Ну и написать наконец крупным шрифтом через всю Монтевики о заявленных нами целях, видении, стратегии и всём таком прочем.

К ИСО мы ещё вернёмся мельком в контексте рассмотрения следующей вундервафли, разработанной американцами двадцать лет назад и уже ставший стандартом разработки и представления стратегических планов в США.

1 Like

StratML

В далёком 2003-м году в Ассоциацию интеллектуального управления информацией (которое Википедия почему-то называет Ассоциацией по вопросам управления информацией и изображением - я хз, вот есличё их сайт. Короче, в эту самую AIIM обратился некий Оуэн Амбур с вот таким вот проектом по созданию стандарта написания стратегических планов компаний. Замысел был такой:

“Стратегическое планирование является основной и жизненно важной деятельностью всех зрелых организаций во всем мире. На высококонкурентных рынках крайне важно, чтобы все действия, предпринимаемые каждым сотрудником организации, соответствовали ее стратегическим целям. Однако заявить о стратегическом согласовании как о цели гораздо проще, чем на самом деле добиться такого согласования, особенно когда существует разрыв между стратегическим планом и записями, созданными в реальных бизнес-процессах. Такое несоответствие вполне естественно и неизбежно происходит, поскольку стратегические планы обычно составляются в текстовых процессорах и визуализируются в издательских форматах, в которых предпочтение отдается стилю, а не содержанию. Такие документы структурированы скорее для внешнего вида, чем для смысла, и они не облегчают ссылки и связи с реальными бизнес-процессами.

Обычно организации стремятся преодолеть разъединение путем повторного ввода в собственные системы планирования ресурсов предприятия (ERP) и/или другие системы управленческой информации (MIS) схему нумерации или другое кодирование для целей, определенных в их стратегических планах. Однако с быстрым появлением расширяемого языка разметки (XML) в качестве стандарта структурирования «умных» документов для быстрого использования и повторного использования теперь стало возможным устанавливать естественные, непатентованные, гибкие и многократно используемые связи между стратегическими целями и фактическими записями…

…В большинстве, если не во всех случаях, такие [стратегические] планы уже доступны на веб-сайтах агентств, хотя и в «неразумных» форматах (обычно PDF), которые люди должны прочитать полностью, чтобы расшифровать их смысл. Их нелегко подвергнуть анализу и обработке компьютерами, чтобы помочь людям эффективно и результативно выбирать и использовать соответствующие их части….”

Далее в тексте идут привязки к законам, обоснование необходимости создания единого стандарта разработки машиночитаемых планов с целью облегчения их понимания, извлечения только важной информации, облегчения взаимодействия и согласования планов различных госорганов и компаний. Самый сок в аннотации (заявлении об области применения):

“…Будет указана схема XML (XSD), содержащая семантические элементы, общие для стратегических планов всех организаций по всему миру. Примеры включают видение, миссию, ценности, цели, задачи, показатели и заинтересованные стороны [это я специально выделил, да, потом объясню]

XSD не будет включать стилистические элементы.

В той степени, в которой это возможно, XSD будет модульным, так что организации смогут использовать любую его логически отделимую часть, не привязываясь к использованию всех его компонентов. Кроме того, схема будет расширяемой в том смысле, что любая организация сможет добавлять любые элементы по своему выбору для удовлетворения своих более специализированных потребностей/желаний, не теряя при этом преимуществ базовой схемы…”

Автор проекта заявил что:

“…Будет намного легче обнаружить, извлечь, ссылаться, повторно использовать и устанавливать связи с целями в стратегическом плане любой организации, а также анализировать и связывать такие цели друг с другом в планах многих организаций (например, тех, которые включают федеральное «предприятие» США). Автоматизированные агенты и посредники получат возможность использовать информацию, представленную в стратегических планах, для ориентации и обслуживания специализированных сообществ, представляющих интересы.”

Ну и так далее. Документов на сайте навалом, команда разработчиков тщательно хранит историю проекта. Вы там сами почитайте на досуге, а я перескажу суть проекта. Так вот, суть: авторы взялись разработать язык разметки на базе XML, с целью стандартизации процессов написания стратегических планов – впрочем, я уже об этом говорил. Но что ещё круче как по мне – так это то что авторам удалось на основе анализа готовых планов формализовать все элементы стратегического планирования (которые я и выделял в цитате), ранжировать их по степени абстрактности-конкретности, дать каждому описание (да, там целый словарь) и получить в итоге инструмент, позволяющий в разы ускорить обмен информацией, взаимодействие внутри- и между организациями на всех уровнях и при этом обладающий достаточной степенью прозрачности. Изначально авторы взяли прицел на внедрение стандарта в государственный сектор, но никто и никак не мешает вооружить им и частный сектор. Всё, больше не буду нагружать вас ссылками на статьи – на сайте сами всё найдёте, даже стратегические планы Байдена, Трампа и Обамы.

Так что же такого крутого в том что этапы стратегического планирования теперь формализованы? Ответ очевиден: разработка стратегии перестала быть искусством на грани магии и теперь есть инструменты и словарь, позволяющий быстро разобраться что куда написать, что чем является, а что – нет. Всё что нужно для разработки – это Схема и Словарь языка разметки. Планы пишутся согласно Схеме, все пункты и этапы заполняются вашими хотелками согласно Словаря. Сейчас я перечислю здесь ключевые элементы (ядро) стратегического плана согласно словаря StratML:

  1. Миссия
  2. Видение
  3. Ценности
  4. Цели
  5. Задачи
  6. Заинтересованные стороны
  7. Дочерние элементы основных шести элементов

Дополнителным элементов в некоторых вариантах идёт “Организация”: определяется круг лиц и организаций/сообществ, к которым этот план может быть применим. Организацию разные методички предлагают ставить в начале или конце плана, но в любом случае должен присутствовать элемент, поясняющий для кого этот план. В самих же документах организация прописывается в “шапке” документа.

Разверну описание этих элементов, цитируя словарь и вставляя свои примеры:

Миссия – краткое описание основной цели организации. Например: “Миссия Монтелиберо – сделать Черногорию либертарианской страной”. Словарь стандарта говорит, что заявление миссии (видимо, публичное) не является обязательным, но добавляет, что “передовая практика требует его (заявления миссии) включения”.

Видение – Краткое и вдохновляющее заявление, неявно связывающее цель организации с ее ценностями, тем самым мотивируя ее действия в направлении будущего состояния, к которому она стремится. Например: “Распространение либертарианского мировоззрения приведёт черногорцев к экономическому и культурному процветанию”. Или: “Европейский анкап начинается с Черногории!”

Видение так же не является обязательным элементом плана (как документа), но – важным элементом стратегического планирования. Словарь об этом прямо не говорит, зато говорят методические материалы.

Ценности – принципы, которые наиболее важны и позволяют определить основной характер организации. Например: уже готовые Самопринадлежность, НАП и Гомстед.

Оговорку про необязательность опущу, ситуация аналогична Видению.

Цели – относительно широкое заявление о предполагаемых результатах, которые должны быть достигнуты в течение более чем одного цикла распределения ресурсов и измерения производительности. Например: “Увеличить вдвое число постоянно проживающих в Черногории монтелиберцев к 2025 году; зарегистрировать Суд Монтелиберо в реестре третейских судов Черногории до конца 2025 года; зарегистрировать Монтелиберо как общественную организацию, постоянно действующую на территории Черногории к 2026 году…” и т.д.

Заявление о целях является обязательным пунктом плана, чтобы он имел статус стратегического. Его можно повторять, чтобы обеспечить идентификацию максимально возможного количества целей.

Задача – целевой уровень результатов, по сравнению с которым должны измеряться достижения в рамках одного цикла распределения ресурсов и выполнения показателей. Пример: “В течение 2024 года отправить делегатов Монтелиберо не менее чем на три либертарианские конференции”

Заинтересованные стороны (бенефициары, партнёры, участники процесса и т.п.) – Лица или лицо, интересы которого могут быть затронуты или действия которого могут потребоваться для достижения цели или задачи. Заинтересованные стороны могут относиться к типу бенефициара или исполнителя. В некоторых случаях следует назвать имена отдельных лиц, например, для определения заинтересованных сторон, которые являются менеджерами или лидерами, ответственными за достижение цели или задачи. Однако в большинстве случаев группы заинтересованных сторон будут называться в общих чертах, особенно заинтересованные стороны типа бенефициара. Использование этого элемента позволит обнаруживать, а также отслеживать эффективность организации в достижении целей и задач на основе групп заинтересованных сторон, к которым они применяются. Хотя использование этого элемента не является обязательным, хорошая практика требует его использования на уровне цели. Его можно повторять, чтобы обеспечить идентификацию максимально возможного количества заинтересованных сторон. Заинтересованные стороны также могут быть определены в более общем плане на уровне целей и планов, особенно если они одинаковы для всех задач. Однако предпочтительной практикой является связывание заинтересованных сторон с каждой целью индивидуально.

Вот пример стратегического плана по развитию самого стандарта StratML

Важно понимать разницу между стратегическим планом, то есть опубликованным в открытом доступе документом с описанием стратегии организации и стратегией как целенаправленным поведением организации по достижению своих целей (я, может, и покажусь назойливым, но буду повторять это ещё много раз, потому что всё равно множество людей “путают Луну с указывающим на неё пальцем”). Заполняя пункты плана согласно Схеме и Словарю, можно обнаружить, какие элементы стратегии следует проработать подробнее, какие не публиковать и т.д. Именно поэтому в заметках к каждому определению Словаря пишется, обязательно ли публиковать их в плане и сколько раз, а дальше перед разработчиками стратегии открывается широкий простор для импровизации.

Пока оставим рассмотрение StratML как инструмента и вернёмся к самой проблеме разработки стратегии движения Монтелиберо. Скажу честно: мне очень понравился подход именно StratML, а не более расплывчатые рекомендации стандартов ИСО (хотя StratML уже стандартизован ИСО, правда не все части: стандарт ИСО 17469). Разработчикам удалось совместить “прозренческие” концепции видений, миссий и прочих штук и создать инструмент, позволяющий перейти от них к конкретным планам, графикам, целям и задачам. От абстракций к конкретике, от идей к действиям, от воздушного замка к копанию фундамента.

Часть пятая. Эссенция методологических рекомендаций

Теперь я настоятельно рекомендую вам забыть про язык разметки StratML как инструмент планирования и обратиться к самой иерархии понятий стратегии, планирования и всего такого, чтобы понять их смысл и структурную взаимосвязь и уже потом вернуться к заполнению полей в табличках. Весь этот материал будет представлять собой выжимки из методических рекомендаций по планированию. Я понимаю, что моя попытка заранее обречена на провал: концептуализировать многие страницы текста, отсылающие к горам текста задача непосильная, поэтому я буду перечислять самые главные тезисы, элементы, их концепции и смыслы, а вы, дорогие читатели, уже сами вольны будете обращаться с этой информацией как вам заблагорассудится. Хотите – копайте ширше и глубже, а не хотите – прочитайте и забудьте. Погнали.

Вспомним, что стратегия – это такое целенаправленное поведение, которое нужно реализовать для достижения стратегических же целей. А для того чтобы поведение это сохраняло свою целенаправленность, необходим стратегический план.

План это материал, с которым работает стратегия.

План говорит что и в какой момент надо будет сделать, чтобы стратегия продолжала вести к цели. И с планом же регулярно необходимо сверяться, чтобы сориентироваться относительно текущего положения дел и окружающей обстановки. Идеальный план должен содержать в себе варианты действий на все случаи жизни, причём обязательно учитывать и все варианты изменения окружающей обстановки.

Элементы стратегического плана:

  • Миссия;

  • Видение;

  • Ценности;

  • Цели;

  • Задачи;

  • Заинтересованные стороны;

  • Организация.

“Организацию” можно вообще выкинуть, если план индивидуальный, а вот от двух индивидов начиная придётся таки выработать представление, на кого план будет распространяться или кому предлагаться.

Заинтересованные лица определяются для каждой организации довольно просто, поэтому я не стану рассматривать этот пункт в своём тексте.

Видение хоть и идёт в списке вторым – является наиболее абстрактным элементом стратегического плана. Видение призвано описать эмоции, которые по замыслу плана будет испытывать адресат: заинтересованные лица и внешние агенты. В зависимости от деятельности лица или организации, видение может содержать публичную и непубличную формулировки.

Видение необходимо формулировать при разработке плана выхода из кризиса, смене целей и приоритетов и прочих кардинальных изменениях. В нём заявляется новое будущее, к которому будет стремиться субъект плана.

Видение в публичной формулировке может заявлять тезисы, маскирующие реальную направленность деятельности субъекта для внешних агентов, тогда оно должно уже быть направлено на них как на потребителей какого-либо продукта деятельности и, соответственно, тоже работать с эмоциями.

В любом случае видение предлагает сюжет желаемого будущего, к которому приведёт реализация стратегического плана.

Миссия, напомню, является заявлением о цели субъекта плана. Она уже более конкретна чем видение, но в описании миссии, тем не менее, должен быть не меньший, а может – и больший эмоциональный посыл. Смысл и цель миссии – служить повесткой дня, девизом субъекта планирования, поэтому её формулировка должна быть лаконичной, легко запоминаемой и полностью понятной для заинтересованных лиц. В идеале формулировка миссии должна быть одной для внешних и внутренних агентов.

Миссия заявляет об области и способах действия субъекта, в какой сфере он намерен развиваться, проявлять себя, конкурировать и т.д.

Миссия также заявляет о причинах существования субъекта (мы здесь для того чтобы), достижении желаемого и удалении нежелательного (в мире слишком много X, мы увеличим Y), самоограничениях (нам неприемлемо Z) и служит этической базой, объединяющей заинтересованных лиц субъекта, а также привлекающей возможных союзников и будущих членов субъекта.

Ценности это сущности, которыми нельзя поступиться, не изменив или не утратив смысла деятельности субъекта и его сущностного статуса.

Ценности легко объявить, но трудно соблюдать. При невозможности реализации стратегии без отступления от заявленных ценностей субъект попадает в опасную ситуацию утраты доверия внешних агентов и компрометации заинтересованных лиц, трате ресурсов на исправление ошибок и восстановление репутации.

Ценности могут быть также поделены на внешние, заявляемые и внутренние, скрытые от сторонних наблюдателей. Несоответствие заявленных ценностей реализуемым поступкам субъекта может служить как маркером плохого стратегического планирования, так и целенаправленного поведения.

Ценности служат ориентирами как при планировании, так и при решении навигационных задач в процессе реализации стратегии, смысловой мерой принятия решений, “ставкой”, которую “разыгрывает” субъект (то самое “на кону репутация” или “шкура в игре”).

Кроме того, ценности являются каркасом организации, объединяя вокруг себя заинтересованных лиц и привлекая союзников.

Для индивида ценности являются его “внутренним золотом”, которое он обретает (или нет) с течением жизни; для организации успешно сберегаемые ценности становятся смысловой частью “традиций”, утратив которые организация утрачивает свою сущность, оставляя только вывеску и ритуалы.

Цели – это набор состояний, которые необходимо достичь субъекту по итогам реализации его стратегического плана, “конечная остановка”. Целью может быть как желаемое к достижению, так и желаемое к поддержанию состояние. Соответственно, для их достижения разрабатываются стратегии развития, либо стратегии пребывания.

Каждой цели соответствует набор характеристик (критериев, показателей), соответствующих и/или реализующихся по её достижении.

Для каждой цели желательно определить набор цепочек причинно-следственных связей, формирующих пути/способы их достижения.

Так как реализация стратегии и, соответственно, процессы достижения целей происходят во времени, что влечёт за собой изменение внешних условий и внутренних состояний субъекта, цели могут утратить свою актуальность, либо стать недостижимыми. Поэтому необходимо организовать деятельность по корректировке целей (см. далее в “планировании”).

Цели это уже гораздо более конкретное, измеримое и ощутимое понятие, чем любое из предыдущих. Меньше рефлексии, больше цифр.

Как подпункты для целей разработано вложенное понятие Критериев (они же ”Измеряемые параметры” или “Показатели”) – это наборы измеряемых параметров, определяющих как: а) положение субъекта относительно цели (достиг - не достиг), так и б) потребные ресурсы, которые нужно затратить для достижения той или иной цели. Из сопоставления факторов а) и б) складывается представление о целесообразности будущих действий и, помимо этого, с привлечением ценностей решаются вопросы о полезности целей, критериев и т.п. То есть – стоят ли затрачиваемые ресурсы выбранных целей. Извечная проблема, кстати!

Достижение целей возможно разными способами. Способ это выражение конкретного варианта целедостижения, а так же есть мнение (все шифруются – и я шифруюсь), что способы, отвечающие критериям наилучшего выбора жутко секретны и потому либо никому не раскрываются, либо передаются весьма завуалированно, как те китайские стратагемы.

Следующим подпунктом между целями и задачами лежит Дорожная карта, представляющая собой календарный план (или “меню”) этапов стратегического плана. ДК уже сто тыщ раз успели исковеркать и переврать, но она всё равно, бай дизайн, призвана перечислить какое событие за каким следует и в какой срок. Это программка театрального выступления, под которой авторы стратегического плана расписались в гарантиях по реализации. Больше о дорожной карте сказать нечего.

Далее идёт уже сам План как документ, основанный на расчётах, полученных в процессе составления стратегии. Само планирование везде подаётся как сложная, умная и разнорежимная деятельность (верим после вычета воды), а хорошие инструменты планирования – то есть, вычисления плана – секретными и дорогими. Возможно, всё не так страшно и можно эти самые инструменты разработать самостоятельно.

Ну и если план это материал, с которым работает стратегия, то

Задача – это материал планирования

Ещё раз напомню о разнице между целями и задачами в русском и английском “бизнесовых” языках:

  • Цель (Goal) – это состояние, желаемое к достижению и обладающее набором параметров, служащих критериями его достижения;
  • Задача (Objective) – это объём работ, необходимых для достижений цели (пересекается с самой целью);
  • Задача (Task) – это конкретные действия, необходимые к совершению для достижения задач уровня Objective (пересекаются с Objective).

Цель: копать до обеда;

Задача (О): копать в течение времени “Обед - Текущее время”;

Задача (Т): копать.

Экономическая наука подсказывает нам, что суть планирования (по отношению к задачам) состоит в нахождении пределов их (задач) эластичности, то есть – определения диапазона возможных изменений вторичных критериев без изменения первичных. Тянуть время, срывать сроки, вносить правки, менять исполнителя, дробить на подзадачи и т.д. – это оно. Главное – чтобы после всех этих издевательств задача продолжила приводить к искомому результату.

В идеале пределы эластичности определяются для каждой задачи.

После нахождения всех пределов эластичности всех задач начинается творческий процесс подбора такой их комбинации, чтобы достижение цели (как набора конкретных, измеримых состояний) произошло с наибольшей вероятностью и/или с наименьшей затратой ресурсов.
По правилу количественно-качественного перехода, многократно повторяемая правильно выбранная задача (способ) с каждым новым циклом требует всё меньших ресурсов при неизменном уровне качества исполнения.

Если деятельность субъекта по отношению к поставленным целям является циклической (производство, обучение, размножение и т.п.), то комбинация наиболее удачных способов реализации задач рано или поздно сформируется в производственный цикл и его эффективность со временем будет асимптотически расти, приближаясь к теоретическому максимуму.

Хорошо скомбинированные задачи делают техпроцесс “автоматическим”, не требующим дополнительных усилий на корректировку, буквально существующим “в гармонии с природой”, ЕВПОЧЯ.

Оставшиеся рекомендации и концепции

Сразу скажу от себя: в задачах поиска цели (“целеполагания”, “целеориентирования”) нет особо ничего мистического с тех пор, когда накопившиеся перед человечеством задачи подобного рода не потребовали математического аппарата для своей формализации. Да, всё двигалось по шаблону “от общего – к частному” большими скачками и “от частного – к общему” мелкими шажками. Так, например, задачи навигации, как-то решаемые до сих пор по карте звёздного неба, а также задачи целедостижения (тоже по сути навигационные) обогатились достижениями теории вероятностей и математической статистики, а со временем роста технического прогресса – и к радиолокации, радионавигации и прочим глобальным системам позционирования. Об этом и многом другом можно поискать информацию в учебниках по теории радиолокации и радионавигации, всякие там “критерии Неймана-Пирсона” и так далее – честно, мне это дерьмо до сих пор порою снится в кошмарах и вот лишь недавно я понял, что оно является небольшой составной частью гораздо более высокого класса задач.

Методички по бизнесам говорят нам, что прогностическая модель хорошего, годного бизнеса должна включать в себя подсистему надёжного распознавания “признаков грядущих изменений”.

Итак, для построения системы надёжного ориентирования в окружающей обстановке, вне зависимости от масштаба, необходимо реализовать следующие процессы:

  • ориентирования себя (субъекта) в выбранной системе координат относительно выбранных начальных положений и желательных/нежелательных состояний;
  • распознавания (селекции) целей (здесь конкретно – событий), желаемых к достижению;
  • критериев распознания цели (события) с учётом критериев правильного обнаружения и правильного необнаружения при заданном уровне вероятности ложной тревоги (ложного правильного и ложного неправильного обнаружения соответственно);
  • определения потребного времени на реакцию. Вообще, это из разряда “гром не грянет-мужик не перекрестится”. Нам (субъекту) требуется выработать и подобрать такую комбинацию критериев, чтобы между событием “гром грянул” и реакцией “мужик перекрестился” проходил минимально возможный промежуток времени, однако же при этом и соблюдались условия критериев ориентирования, критериев обнаружения и критериев распознания цели (события) и при этом мы не реагировали на всё подряд, чтобы не растратить ресурс внимания.

Ну и самое неприятное: чем больше “система” субъекта, ищущего, распознающего и обрабатывающего входящие события – тем медленней его реакция. Путей борьбы с этими явлениями два: накопление “признаков” событий (Бигдата) и полировка, полировка, полировка матаппарата систем обнаружения и обработки целей (событий). То есть, буквально “не ждать, но – готовиться”. В этой области работают теория вероятностей, матстатистика, теория обнаружения сигналов, теория обработки сигналов, теория принятия решений, теория управления, какие-то разделы из экономической теории и многие, многие другие прикладные дисциплины. Наша задача – отобрать общее и скомбинировать лучшее из их практик.

Ну и волей-неволей, все эти нахождения на пересечении остриёв прогресса и прочих прикладных штук наталкивают любого внимательного человека на мысль о возможности нахождения вычислимых стратегий. И таки да – мы, например, по примерам из теории игр знаем, что для решения задач по реализации той либо иной игре вполне возможно проанализировать и либо составить, либо буквально вычислить оптимальную стратегию (см. игра “Жизнь” или “Дилемма заключённого”). В приведённых примерах, конечно же, наборы условий и правил достаточно просты, но кто мешает сводить отдельные задачи из реальной жизни к простым наборам правил и условий?

Что ещё удалось выцепить из методичек, не переусложняя этот текст? А вот что:

  • Хорошая стратегия должна включать возможности работать на упреждение и смену локации на ту, в которой комбинация благоприятных факторов и угроз лучше способствует реализации стратегии. Если вспомнить зарю проекта Монтелиберо, то на первом этапе эта проблема была успешно решена и даже до сих пор Черногория является довольно привлекательной страной;
  • При должном уровне подхода к стратегическому планированию возможна реализация таких штук как калькуляторы стратегий. Понятно что мы (я, Монтелиберо) не NASA и не DARPA и вообще такие штуки шибко-глыбко засекречены, но тем не менее;
  • отдельной группой задач внутри стратегического планирования стоят задачи выбора требуемых к накоплению ресурсов и организации мест их накопления. Ну, например, для поиска информационных сигналов требуется такой ресурс как внимание и, соответственно, места для его накопления – люди и их “хранилища данных”. А для накопления денег нужны разнообразные “счета” и “хранилища денег”. А для еды – свои склады и тому подобное. От разнообразия таких вот ресурсов и созданных под них хранилищ зависит устойчивость субъекта (напомню – субъекта стратегического планирования) в целом, то есть диверсификация, но вместе с тем чрезмерная диверсификация ведёт к распылению возможности координации и управления ресурсами субъекта;
  • Есть предположение о количественно-качественном переходе относительно накапливаемых ресурсов, мест их накопления и будущего улучшения состояния субъекта в целом. У меня нет даже описательных моделей такого перехода, не то что конкретных примеров;
  • Ну и, соответственно, рост числа хранилищ ресурсов соответствует стратегии развития, а само накопление ресурсов – стратегии удержания/пребывания. Звучит слишком банально и логично, но глупо без учёта специфики деятельности субъекта и его производственных процессов. Нет смысла копить книжки только по критерию запрещённости их авторов, если ты не преследуешь цель совершить аутодафе. Нет смысла выписывать “Советскую Россию” если в вашей деревне туалетная бумага обойдётся дешевле.

На данном этапе у меня всё по теории, перехожу к выработке предложений по организации стратегического планирования внутри движения Монтелиберо, силами участников движения Монтелиберо.

1 Like

Я мало что понял, но круто!

Самое непонятное, какое место в Монтелибере занимает организация.

Какая организация? Внутри Монтелиберо не обязательно создавать какую-то организацию. Есть предложение наоборот: смотреть на Монтелиберо уже как на организацию, корпорацию если угодно, состоящую из физических и юридических лиц. И для всей этой корпорации можно постараться разработать стратегию, поставив цели и так далее. Здесь самым заковыристым будет сбор мнений, да и вообще привлечение участников к обсуждению, но такова уж наша безыерархичная доля.

Вторым этапом после сбора мнений будет создание рабочей группы по стратегическому планированию, перед которой встанет задача рассортировать “хотелки”, ранжировать цели и задачи и сверстать план

Дальше план будет работать как внутренний ориентир (если можно назвать ориентиром большой и достаточно подробный документ) для участников и как заявление о намерениях и работе для внешних агентов, которые смогут выбрать для себя интересные идеи, темы, задачи, да хоть достаточно подробно изучить наши планы на будущее и решить, присоединиться ли м в какой степени